Как в архикад сделать кровлю


Как в архикад сделать кровлю
Как в архикад сделать кровлю
Как в архикад сделать кровлю
Как в архикад сделать кровлю

eng | pyc

  

________________________________________________

Пирамидка
ОСОБЕННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РИСКА

Глава 1
Таня не спеша шла по улице. Частная усадьба, огороженная не новым, но прочным забором из плотно пригнанных досок, оказалась последней по левой стороне единственной улицы этого небольшого посёлка. Строго говоря, это была даже не улица, а просто шоссейная дорога, бегущая по бескрайней южной степи из пункта А в пункт В и по пути разделяющая на две равные части пару десятков домиков, именуемых населенным пунктом С. Летнее солнце уже перевалило за полдень, и жара на улице, достигнув своего пика, наполняла воздух почти парилочным зноем.
Таня остановилась у калитки и, убедившись, что нашла нужный номер дома, нажала кнопку звонка. Ломающийся мальчишеский голос неожиданно прозвучал не из-за забора, а сзади:
– Вы к кому?
Таня резко обернулась. Перед ней стоял мальчишка в застиранной футболке неопределённого цвета и зелёных спортивных брюках. Окинув взглядом высокую, по-спортивному стройную Танину фигуру в новенькой, с иголочки милицейской форме, мальчишка, потупившись, молчал.
Соблюдая предусмотренный инструкцией порядок, женщина развернула удостоверение и представилась:
– Старший лейтенант П-ва Татьяна Кирилловна. А ты-то кто?
– Гоша... То есть, Игорь К-ов…
– Мне нужно поговорить с твоими родителями. Они дома?
– Нет.
– А где они?
– Мама с папой в школе сейчас…
– Это летом-то?
– Понимаете, они там окна красят и вообще ремонт… Подрабатывают, короче.
– Жаль… Понимаешь, мне надо с ними поговорить. Вчера по телефону твоя мать сама меня приглашала, и вот…
В глазах мальчишки промелькнуло что-то, словно испуг:
– А тут недалеко, на соседней улице. Давайте, я провожу, – и, не дожидаясь ответа, мальчишка направился вдоль улицы.
– Постой, – Таня на миг остановилась. «Зачем они звали меня, если знали что будут заняты?» – мелькнуло у неё в голове. Но тащиться ещё раз из райцентра в эту дыру не хотелось.
Чуть больше года назад Таня окончила милицейский ВУЗ и по направлению прибыла к месту службы на должность инспектора по делам несовершеннолетних. Но людей в милиции, как всегда, не хватало, и новоиспеченная сотрудница районного отдела внутренних дел, наряду со своими прямыми обязанностями, сразу же включилась в работу коллег. В течение короткого времени она успела хорошо зарекомендовать себя и поучаствовать в нескольких весьма серьёзных по местным меркам мероприятиях, связанных с молодёжной преступностью, оборотом наркотиков, нелегальными отъездами на заработки за границу.
Достигнутые результаты, помноженные на успешную учебу, уже успели принести свои скромные плоды: Таня почти месяц носила свеженькие погоны старшего лейтенанта. Тем не менее, начальство по-прежнему наделяло её как самую молодую работницу наиболее неблагодарными и трудоёмкими рутинными делами, не забывая, впрочем, строго спрашивать за их исполнение.
Пожав плечами («Да ладно, схожу, тут не может быть далеко»), женщина двинулась вслед за своим провожатым. «Интересно, чего он такого натворил? – подумала она – Вроде, на хулигана не очень похож…»
Идти действительно оказалось недолго. За ближайшим поворотом обнаружилась типичная сельская школа примерно тридцатилетней давности постройки. О назначении этого аккуратного, свежевыбеленного здания свидетельствовала вывеска, а о том, что в нём работают люди – приоткрытая боковая дверь.
Замешкавшись на крыльце, мальчишка неловко открыл дверь, пропуская гостью внутрь. После яркого полуденного солнца полумрак коридора показался Тане почти темнотой.
И тут её шею захлестнула верёвка. Женщина инстинктивно попыталась освободиться, но удавка тут же натянулась, перехватив горло и почти перекрыв доступ воздуха в лёгкие. В глазах у Тани потемнело, руки, поднятые было к шее, бессильно упали вдоль тела, колени подогнулись. Тем не менее, она предприняла ещё одну отчаянную попытку, но новый рывок ещё туже сдавил горло. Лишившись последних остатков сил, женщина медленно опустилась на колени.
– Попалась! – послышался чей-то голос, и две пары рук ловко опрокинули её на пол лицом вниз.
Сознание, тем не менее, не покинуло Таню, и сквозь шум в ушах она продолжала слышать отрывистые реплики:
– Быстрее!
– Руки ей назад! Верёвку давай!
– Ноги держи!
Лёжа на полу, Таня чувствовала, как ей заломили руки за спину и крепко связали, стянув верёвкой запястья и локти. Несколько витков охватили грудь, живот, плотно притянув руки к туловищу.
После этого напавшие, сорвав с Тани и отбросив в сторону туфли, согнули её ноги в коленях, скрестили лодыжки и тоже связали их, а затем, продев свободный конец верёвки между скрученных за спиной рук, подтянули конечности друг к другу. От напряжения в суставах Таня застонала, её спина прогнулась, заставив груди напрячься и приподняться, а голые пятки почти коснулись ягодиц. Еще один рывок верёвки на шее заставил ёё судорожно раскрыть рот, который тут же оказался заткнутым какой-то плотно скомканной тряпкой.
Удавка наконец-то ослабла и соскользнула с шеи женщины. Воздух снова ворвался в её лёгкие, вызвав лёгкое головокружение. Мерцавшие перед глазами разноцветные звёздочки погасли. Обретя возможность нормально дышать, Таня рефлекторно рванулась, пытаясь освободиться, но не смогла сделать ни единого движения.
Происшедшее ошеломило её. Всего несколько минут назад она, взрослая и уверенная в себе женщина, сотрудница милиции, вошла в эту школу – и вот уже лежит с кляпом во рту, босая, связанная по рукам и ногам так крепко и умело, что не в силах и пошевелиться. От неожиданности Таня даже не успела сразу ни разозлиться, ни испугаться.
Тем временем её пленители собрались прямо напротив и о чём-то шёпотом переговаривались. Лёжа на животе, Таня видела только ноги. Судя по ним, на неё напали трое, не считая заманившего в ловушку мальчишки.
– Ну, чё, я пошёл? – раздался голос Игоря (или того, кто им назвался). В нём явственно прозвучали просительные, заискивающие нотки.
– Ещё чего! – раздался повелительный голос, и Таня с удивлением поняла, что он принадлежит женщине средних лет – Ты, что, думал – всё?! Чистеньким хотел выйти, да? А ну, давай с нами, теперь тебе без нас не жить…или вообще не жить, – закончила говорившая с издевательским смешком.
– Эй, Перец, – добавил после паузы тот же голос – Возьми вон мешок, надень ей на голову. Бережёного… сам знаешь.
Через несколько секунд на голову Тани натянули тёмный матерчатый мешок, и она перестала что-либо видеть. Лёжа на полу, пленница вся обратилась в слух, пытаясь хоть как-то предугадать дальнейшие события.
– Вы же говорили, что мы ... – в упавшем голосе Игоря явственно слышалась униженная мольба.
– Забудь. Мы теперь повязаны! Понял? – отрезал голос, принадлежавший, как показалось Тане, подростку, – Фукс, где твой фургон? Давай его сюда.
Шаги одного из похитителей удалились. Спустя некоторое время, показавшееся вечностью, Таня услышала, как во двор въехала и остановилась машина. Затем в коридоре снова зазвучали шаги – неизвестный возвращался.
– Берись,– скомандовал голос женщины, бывшей, судя по всему, здесь за старшую, и пленница почувствовала, как две пары рук подхватили её под коленки, за плечи и вынесли наружу, под палящее летнее солнце. Раздался негромкий металлический щелчок.
– Скорее, давай её сюда, – торопил кто-то.
Беспомощную пленницу пронесли несколько шагов, приподняли и грубо, не церемонясь, толкнули на жесткий металлический пол. Даже через мешок Таня почувствовала, что вокруг стало темнее. «Я в кузове фургона», – поняла она.
Лёжа на боку на жёстком полу, женщина услыхала позади какую-то возню.
– Не надо… Я не хочу… – донёсся до неё голос Игоря.
– Тебе, что, Пистон, особое приглашение?! – голос женщины раздался позади неё, с улицы – Лезь внутрь! Лезь, кому говорю! Ах, ты так?! Фукс, Перец, держи его!
Послышался шум неравной борьбы, приглушённый вскрик, какая-то возня, и спустя пару минут рядом с Таней, задев её, неловко опустилось живое тело, явно принадлежащее Игорю.
– Вот так-то, – резюмировал голос одного из похитителей. Позади Тани снова раздался знакомый щелчок, и звуки словно отдалились, стали тише. «Я… мы с этим Игорем-Пистоном заперты в фургоне машины, – догадалась женщина. – Куда они нас повезут? Что бу…»
Закончить мысль она не успела. Машина рывком тронулась с места, и Таня больно ударилась головой о какой-то металлический выступ. В глазах словно вспыхнули фейерверки, нос защипало, дышать стало труднее. Ощутив нехватку воздуха, Таня попыталась языком вытолкнуть изо рта кляп, но у неё ничего не вышло – плотно скомканная тряпка не поддавалась. С ужасом женщина поняла, что если у неё заложит нос, она попросту задохнётся. Сделав несколько быстрых и глубоких вдохов-выдохов, Таня справилась с собой.
Машина тем временем продолжала движение, практически не делая поворотов и не меняя скорость, которая почему-то показалась пленнице небольшой. Нечего было и думать о том, чтобы хоть как-то сориентироваться, лёжа связанной в закрытом фургоне и с мешком на голове. Сжавшись от тоскливой безнадёжности, Таня ожидала конца кошмарного путешествия. Рядом с собой она чувствовала присутствие Игоря, который время от времени жалобно всхлипывал.
Наконец автомобиль довольно круто свернул вправо и, проехав по прямой не более четырёх-пяти минут, остановился. Смолк двигатель. Явственно различимые изнутри фургона, послышались звуки открываемых дверей.
– Ну, что, жива?– спросил уже знакомый Тане голос предводительницы похитителей откуда-то сверху.
Таня глухо застонала сквозь кляп.
– Нормально доехала. Выгружайте, – Таню снова подхватили и, вытащив из машины, почти уронили на землю. Грудью, животом, коленями пленница ощутила мягкую летнюю траву. Сверху немилосердно припекало околополуденное солнце.
– Эй, ты, вылазь, – очевидно, это было сказано Игорю. Судя по звуку скользнувшей по металлическому полу обуви и шелесту травы, мальчишка повиновался.
– Перец, отгони тачку назад. Да фургон проверь, чтоб там чего не завалялось. Туфли её в школе не забыли?
– Да не, вон они, я прихватил. Отдать ей, что ли?
– Сдурел?! Эта кобыла у нас и босая походит… Сунь в пакет с железкой, выкинь по дороге в воду, чтоб утонули с гарантией. А вечером… – говорившая перешла на шепот, и конца фразы Таня не расслышала.
– Ладно, – послышались удаляющиеся шаги. Заработал мотор, скрипнула разболтанная (это почему-то отчётливо запечатлелось в памяти Тани) коробка передач, звук машины стал быстро удаляться и вскоре совсем затих.
– Мадам, а как мы этих потащим? – раздался голос одного из похитителей. «Мадам – вот как они её называют» – поняла Таня.
– Как-как… Сами пойдут, – шаги по траве приблизились и замерли у самой головы пленницы. Затем её легонько толкнули ногой в бок.
– Ну, привет, – голос Мадам не предвещал ничего хорошего. – Слышь меня? Не прикидывайся, вижу, что слышишь. Нам тут надо недалече прогуляться. Мы сейчас тебе ноги распутаем, и мешок с головы снимем. Пойдёшь с нами своим ходом. Иначе потащим волоком за ноги.
Она говорила не зло, а как-то авторитетно и уверенно, почти снисходительно. Неизвестная словно бы не допускала и мысли, что ей могут не подчиниться. Но именно этот тон вдруг заставил Таню вздрогнуть и похолодеть от осознания своего положения беспомощной пленницы. Женщина рефлекторно поджала пальцы на ногах.
– Ну, так что? Будешь идти? Кивни, если поняла.
Понимая полную безнадёжность сопротивления, Таня повиновалась и, боясь, что её жест будет недостаточно убедительным, замычала сквозь кляп.
– Тихо! – прикрикнули на неё сверху.
Женщина замерла и через несколько секунд почувствовала, как верёвка, стягивавшая её ноги, ослабевает. Избавленные от пут, конечности немедля отозвались острой болью в затекших коленях и икрах. В тот же момент с головы Тани сдёрнули мешок, и она инстинктивно зажмурилась от яркого дневного света.
Пару минут пленница лежала ничком со связанными на спине руками, прижавшись щекой к тёплой шелковистой траве и бессильно раскинув ноги в стороны. Казалось, они совсем не повинуются ей. Но вскоре с обжигающим зудом мурашек под кожей вернулась чувствительность. Глаза тоже привыкли к свету, Таня смогла различить прямо перед собой душистый травяной ковёр с густыми вкраплениями полевых цветов и даже какую-то букашку, деловито ползущую по своим делам прямо у неё перед носом.
– Вставай, нечего разлёживаться, – грубый голос Мадам вернул Таню к незавидной реальности. Сильная рука ухватила её за воротник форменной куртки и потащила вверх. Пленница, слегка пошатнувшись, утвердилась на ногах и, наконец, смогла оглядеться.
Она увидела, что стоит на небольшой лужайке, с трёх сторон окружённой плотной, выше человеческого роста, стеной камыша. В четвёртую тянулась, исчезая из виду, автомобильная колея. «Я где-то в плавнях – поняла Таня – но вот только где точно?».
Поляна была явно облюбована поклонниками отдыха на природе: в двух местах виднелись кострища, валялся мусор, объедки. Следы от автомобильных шин были многократно накатаны.
Прямо перед собой Таня увидела одного из своих похитителей, высокого и худощавого, но, похоже, не вышедшего ещё из подросткового возраста. На голове у него красовалась натянутая до подбородка матерчатая шапочка с прорезями для глаз и рта, скрывающая лицо.
Рядом с ним на коленях стоял Игорь. Один мимолётный взгляд сразу объяснил Тане всё произошедшее: руки мальчишки были связаны за спиной, изо рта торчала скомканная тряпка. Потупившись, Игорь не отрывал взгляд от земли, на его щеках женщина заметила мокрые дорожки от слёз.
Скосив глаза в сторону, Таня обнаружила, что между ней и наезженной колеёй никого нет. Надежда на освобождение молнией промелькнула в голове у пленницы. Рванувшись в сторону, она попыталась закричать, но кляп заглушил отчаянный вопль, а подножка, умело подставленная сзади, бросила женщину лицом вниз на траву. Тут же на спину ей между лопаток опустилась чья-то нога, прижав к земле.
– Ишь, какая прыткая, – голос Мадам, присутствия которой Таня не учла, по-прежнему был негромок и спокоен. – Сразу бежать намылилась…
Прошелестели по траве шаги. Мадам (женщина выше среднего роста, с небольшой склонностью к полноте, возраст не определяется из-за того, что на ней надет мешковатый спортивный костюм и матерчатая маска – всё это моментально запечатлелось в голове у Тани), – наклонилась к лежащей на земле пленнице (женщина поняла, что ногой её удерживает другой похититель, тот, кого называли Фуксом) и, заглянув ей в глаза, произнесла:
– Или ты тихо идешь с нами, или тебе конец. Причём не самый лёгкий. Знаешь, что такое «ласточка»? Мы тебе накинем на шею петлю, согнём ноги в коленях, привяжем к ним другой конец верёвки и уйдём спокойненько. Здесь тебя долго никто не найдёт. Но долго-то и не надо. Полежишь часок-другой, ножки устанут, распрямятся – и всё. Сама себя придушишь.
Таня содрогнулась.
– Устраивает тебя такая перспектива?
Пленница отчаянно замотала головой.
– А ты, недомерок, всё слышал? Тебя это тоже касается. Не хочешь? Тогда тихонько встаём и топаем вперёд, не рыпаясь. Фукс, бери Пистона на буксир и двигай вперёд, показывай дорогу. Помнишь, куда идти-то?
– Помню, – Фукс вытащил из кармана недлинную верёвку с петлёй и накинул её на шею Игорю. Мадам проделала ту же операцию с Таней. Различие оказалось только в том, что другой конец импровизированного поводка Фукс оставил у себя в руке, а Мадам привязала к заведённым за спину рукам мальчишки. Таня оказалась привязанной к Игорю, и даже призрачная возможность бежать исчезла.
Окинув пленников недобрым оценивающим взглядом, Фукс направился в глубь камышовых зарослей по еле заметной тропинке, ведя за собой на привязи мальчишку. Не дожидаясь, пока верёвка затянется на её шее, Таня последовала за ними. Сзади зашелестели шаги Мадам.
Плотная стена камыша не позволяла увидеть ничего ни справа, ни слева. Под босыми ногами женщины хлюпала влажная почва, местами сквозь траву проглядывала вода. Идти здесь со связанными за спиной руками даже без явно неуместных туфель на каблуке, оказалось не так-то просто. Таня несколько раз оскальзывалась, и только грубая, но действенная поддержка идущей сзади Мадам не позволяла ей упасть.
Сверху припекало солнце, и в полумраке плавней, несмотря на тень, царила духота. Тело женщины покрылось испариной, пот заливал глаза. Мешали смотреть и некстати растрепавшиеся длинные тёмно-каштановые волосы, которыми Таня так гордилась. Кляп во рту промок от слюны, но от этого стал, казалось, ещё больше. Каким-то чудом Тане удавалось не натыкаться голыми ногами ни на что острое.
Бредя однообразной тропой вслед за маячащей впереди спиной Игоря, молодая женщина лихорадочно пыталась осмыслить происшедшее.
«На что они надеются? Меня же скоро хватятся, будут искать. В отделе знают, куда я поехала… – подумала Таня, но следующая мысль заставила её похолодеть. – А с чего ты взяла, что найдут? Ведь поедут прежде всего в адрес. А в дом ты входила? А если там вообще проживают посторонние люди, и никакого «Игоря К-ва» не знают? Да и когда спохватятся, станут искать прежде всего в посёлке. А тем временем тебя, связанную, тащат на верёвке в неизвестном направлении и с такими же неясными целями». Таня постаралась отделаться от невесёлых мыслей и придумать какой-то выход из незавидного положения, в которое так неожиданно угодила. Но чем больше она думала, тем более отчаянным оно казалось.
А тропа всё вилась и вилась, причудливо петляя в плавнях. Таня давно потеряла чувство времени. Ей уже казалось, что этой утомительной «прогулке» не будет конца, когда вслед за Фуксом и связанным мальчиком женщина неожиданно вышла на просторную поляну с несколькими традиционными для плавней старыми ясенями.
Посреди открытого места возвышалось небольшое строение, скорее просторный сарай, чем маленький жилой дом, крытый камышом, с двумя маленькими окнами, расположенными по обе стороны от двери и закрытыми деревянными ставнями. Подталкиваемые в спину, мальчик и женщина, едва переставляя ноги, побрели к нему. Остановившись перед дверью сарая, Фукс отпер замок, и Таня, сопровождаемая своими похитителями, вслед за Игорем вошла в помещение.
После дневного зноя прохлада внутри сарая показалась чуть ли не блаженством. Глаза Тани не сразу привыкли к полумраку, только спустя минуту-другую она смогла оглядеться по сторонам.
Потолок сарая поддерживали мощные балки из толстых брёвен. Почти посередине сарая крышу подпирал столб. Вдоль одной из стен тянулся самодельный стеллаж из неструганных досок, на котором лежало множество каких-то инструментов и приспособлений, плохо различимых из-за недостатка света. С балок свисали несколько толстых верёвок, ещё несколько мотков шнура Таня разглядела на вбитых в стены крюках. У стены стоял станок, похожий на козлы для распилки дров, рядом с ним лежало несколько палок разной длины, похожих на черенки от лопат.
Всё это моментально бросилось в глаза Тане, когда, направленные несильными толчками в спину, она и Игорь оказались посередине помещения.
С шей пленников сняли петли. Повинуясь жесту Мадам, Фукс поднял с пола сарая одну из палок, похожую на черенок от лопаты, но с металлическими кольцами на концах, и продел её горизонтально между Таниной спиной и связанными сзади руками. В это же время предводительница похитителей сняла с крюка на стене свёрнутый в бухту кусок прочной верёвки, расправила его, сложила вдвое, перебросила через потолочную балку и оказалась перед Таней с двумя верёвочными концами в руках. Фукс рывком развернул пленницу спиной к Мадам и шагнул в сторону.
Скосив глаза поочерёдно вправо и влево, Таня смогла увидеть, как похитители привязали свисающие с потолка верёвки к кольцам на концах палки. Затем по команде Мадам они потянули за другой конец, и Таня почувствовала, как, увлекаемая вверх, палка врезается ей в предплечья. Несколько секунд – и женщина почти повисла на этой своеобразной трапеции, едва доставая до пола кончиками пальцев ног. Тяжесть её тела, почти вся пришедшаяся на плечевые суставы, отдалась в них ноющей болью. От неизбежных вывихов Таню спасло только то, что связанные сзади в запястьях руки были притянуты к туловищу витком верёвки, охватывавшим талию.
Тем временем Фукс, присев на корточки, ловко связал пленнице ноги выше колен и у щиколоток. Выпрямившись, он остановился в шаге от беспомощной пленницы и окинул её взглядом, в котором женщина с ужасом отметила недоброе предвкушение.
Затем похитители занялись Игорем. Мальчишку без затей подтащили к одному из поддерживающих крышу столбов и привязали стоя. Напуганный и деморализованный, Игорь не сделал ни малейшей попытки к сопротивлению. Он по-прежнему смотрел в пол, и Тане никак не удавалось поймать глазами его взгляд.
Неожиданно она почувствовала, как её форменная юбка бесстыдно задирается сзади, и чьи-то горячие, вкрадчиво-похотливые пальцы проникают под резинку тоненьких ажурных трусиков, которые она надела сегодня утром (как давно это было!!).
Мадам стояла прямо перед ней. «Это тот, по кличке Фукс», – холодея от страха, поняла Таня. Замычав сквозь кляп, она рванулась, пытаясь избавиться от противных прикосновений, но, крепко связанная и почти висящая, только беспомощно забилась и завертелась на месте. Земляной пол сарая ускользнул из-под ног, и несколько секунд женщина судорожно нащупывала его кончиками пальцев. Наконец ей удалось обрести неустойчивое равновесие, и шарящие по телу прикосновения тут же возобновились.
От стыда и омерзения всё тело Тани сотрясла нервная дрожь.
– Эй, Фукс, не балуй! – неожиданно осадила сластолюбца предводительница. – Не торопись… Договаривались же на вечер. Вот Перец вернётся…
– Да ладно, Мадам, чуть-чуть можно, – гнусаво протянул из-за спины Тани Фукс.
– Я кому сказала – хватит! – от негромкого тона Мадам повеяло таким явным холодком угрозы, что Танин мучитель немедля повиновался.
– Пошли отсюда, – распорядилась предводительница уже снова ровным и спокойным голосом. – Вечером собираемся, как договорились.
Фукс быстро, даже как-то суетливо исполнив приказание, вышел из сарая. Тане показалось, что он даже побоялся напоследок глянуть на неё.
Оставшись одна, Мадам подошла к Тане, и, остановившись прямо напротив неё, ловким движением вытащила тряпку изо рта женщины.
Таня со всхлипом втянула воздух и, плохо слушающимися губами с трудом выговорила:
– В-вы кто?.. К-как вы смеете?.. З-зачем…
– Молчать! – голос Мадам был снова холоден как лёд. – Я вынула кляп, чтобы ты не задохнулась невзначай, а не для того, чтобы болтала. Ещё слово – и я его вставлю обратно. Хочешь?
Таня собралась сказать «нет», но, вовремя сообразив, только отрицательно замотала головой.
– Правильно. Вопросов у тебя, сейчас наверняка очень много. На некоторые из них ты получишь ответ вечером. Сейчас мы тебя ненадолго оставим. А чтоб ты не орала, поступим следующим образом.
Мадам сделала пару шагов к стеллажу и вернулась, держа в руке короткий, не больше двадцати сантиметров длиной, отрезок резинового шланга с продетым внутри ремешком. Больно сжав большим и указательным пальцем Таню за щёки, она заставила женщину разжать зубы. Вставив шланг между верхней и нижней челюстями, похитительница затянула ремешок на затылке своей жертвы. Эта конструкция позволяла дышать почти свободно, но прижатый в ограниченном пространстве язык лишал Таню возможности издавать хоть какие-то звуки, кроме мычания.
– Шуметь не советую: здесь тебя никто не услышит. Кроме нас. А если услышим мы, то вечером ты об этом пожалеешь. Очень сильно. Всё ясно?
Разумеется, это было не так, но Таня машинально кивнула. Удовольствовавшись этим, Мадам повернулась к Игорю.
– Не скучай, Пистон. Скоро мы вернёмся. Как полноправный участник, – последнее слово предводительница выделила особым издевательским тоном, – ты вполне заслуживаешь своей доли...
Сказав это, Мадам исчезла, прикрыв за собой дверь. Пленники остались наедине.
Мысли и догадки одна страшней другой теснились в голове Тани. Звонок в райотдел был, скорее всего, частью ловушки, расставленной… кем? Кто эта женщина, организовавшая столь дерзкое, средь бела дня, нападение на сотрудницу милиции при исполнении? И кто её подельники? И зачем её притащили в этот заброшенный сарай и оставили дожидаться… чего? Мадам говорила «Подождём до вечера…».
Обнаружив во время унизительного ощупывания, что она может поворачиваться, женщина, осторожно переступая связанными ногами, совершила полный оборот. Но осмотр помещения ничего нового не дал, только позволил увидеть, что ставни на окнах закрыты неплотно, и сквозь щели пробивается яркий дневной свет.
Таня попыталась привлечь внимание Игоря, но, поскольку ни она, ни он, не имели возможности говорить, из этого ничего не вышло. Мальчишка тихонько всхлипывал в своём углу и не реагировал ни на что.
Неудачной оказалась и попытка освободиться от верёвок. Умело затянутые узлы держали крепко. Поняв бесплодность своих усилий, Таня, стараясь сдержать подступающее отчаяние, осталась в неизвестности дожидаться уготованной ей участи.
Вид привязанного прямо перед ней мальчика, за неимением ничего другого, постоянно привлекал внимание женщины. Невольно натыкаясь на него взглядом, Таня машинально отметила, что Игорь ростом где-то метр шестьдесят, сантиметров на пятнадцать меньше неё, ещё по-детски щуплый и худой, но с правильными чертами лица. Соломенного цвета волосы были стрижены не так коротко, как обычно предпочитают современные подростки, подражающие «крутым» бандитам.
Низко опущенная голова Игоря не позволяла рассмотреть цвет глаз. Но вскоре Таня несколько раз поймала на себе его опасливые, украдкой бросаемые взгляды. Не желая встречаться глазами, мальчишка, тем не менее, рассматривал женщину.
«А симпатичный парнишка… Наверное, красавчик вырастет», – как-то совершенно некстати всплыло в голове у Тани. Появившись, эта абсолютно не соответствующая ситуации мысль настолько удивила и испугала женщину, что она поспешила от нёе отделаться. Но на смену ей неожиданно пришла ещё более невероятная: «Интересно, а какой он находит меня?…»

Перейти к главе 2
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную

Как в архикад сделать кровлю Как в архикад сделать кровлю Как в архикад сделать кровлю Как в архикад сделать кровлю Как в архикад сделать кровлю

Тоже читают:



Стихотворение для подарка фартук

Поделка из маленьких квадратиков

Схемы моделей конструктора лего

Схема подключения монитора от ноутбука

Ваз 2114 органайзер в багажник своими руками